Мир, миръ, мир

Мир, миръ, мир

Как понять, что такое мир?

Оказывается, однозначного определения понятию «мир» в принципе не существует. Важно, что мы наш мир в сознании понимаем преимущественно как мирное сосуществование и отсутствие мировой войны.

В древности и в Средние века отношение к войне было совершенно другое. Война рассматривалась как благородное, достойное настоящего мужчины дело, как некое очистительное пламя для всей нации. В Древней Греции война даже скорее рассматривалась как экономическое предприятие, а не внешнеполитическое дело. И значение народам и правителям придавалось по тому, как успешно велись войны. Знали бы мы что-нибудь об Александре Македонском, если бы не его военные походы?!

Историки подсчитали, что за последние 5 тысяч лет мирными было всего 300 лет. Получается, что история человечества — это история самоуничтожения? Конечно, нет. Война — нормальное состояние общественного организма, как и соперничество, агрессия, конкуренция.

Считается, что в Древнем мире и в Средние века не было мировых войн, а конфликты носили, как правило, локальный характер. Оружие часто использовалось для устрашения: боевые слоны Ганнибала были предназначены для того, чтобы своим ревом морально подавить противника; пушки в самый начальный период своего использования тоже только производили грохот. И все же военные кампании империй всегда затрагивали жизнь огромной части населения планеты.

Давайте вспомним самые кровавые войны в истории человечества: на первом месте Вторая мировая война, которая унесла 50-70 млн жизней (только в России погибло военных 10 млн и до 30 млн мирного населения — по различным расчетам историков и демографов, в Китае — 30 млн человек), в ней участвовало 62 государства из 72 существовавших в то время, 80% всего мирового населения так или иначе было затронуто войной.

На втором месте — войны монгольской империи XIII-XV веков (не случайно мы вспоминаем всегда 300 лет татаро-монгольского ига на Руси), где главной фигурой был Чингисхан. Площадь империи поражает — от Великого Новгорода до Юго-Восточной Азии, за всю истории империи погибло по разным оценкам от 30 до 60 млн человек.

На третьем месте — китайские восстания: захват Китая маньчжурской династией в 1616-1662 годах, погибло по скромным подсчетам 25 млн жителей Китая; в 1850-1864 годах восстание тайпинов против маньчжуров, опять погибло около 20 млн человек.

Если войны сопровождали человечество всю историю его развития, то в чем причина войн? Психологическая теория полагает, что война — это следствие агрессивной природы человека, точнее борьба за существование в ходе эволюции. Антропологическая теория объясняет войну социальными причинами: между социальными группами возникает конкуренция за территорию и ресурсы для обеспечения выживания. В социологической теории войны возникают только тогда, когда создаются государства и политические образования, а люди получают свои специфические социальные роли в них. Насилие и агрессия между социальными группами или классами переносятся и на отношения между государствами.

Действительно, война исходит не из индивидуальной природы человека, а из социальной роли, которую нам предписывают. Например, воспитание детей — когда мы позволяем им играть с оружием: мальчикам объясняют, что они должны быть мужественными. Но и коллективные чувства тоже имеют значение: война всегда подогревается ксенофобией и ненавистью. Например, викинги приводили себя в состояние коллективного транса перед битвой, поэтому считались в Средние века самыми яростными и отважными воинами. И сейчас СМИ зачастую формируют у обычных людей отношение ненависти и агрессии.

Карл Поланьи рассматривает происхождение современной войны с экономической точки зрения. Военный набег или война планировались в древности как средство обогащения, то есть часть своеобразного бизнеса. То же происходит и сейчас. По мнению Поланьи, когда создается свободный, частный рынок, то государство и общество в целом теряют возможность контролировать данный процесс. Если рынок не справляется с экономическими условиями, то экономическая конкуренция переходит в политическую и так возникают мировые войны.

Нужно признать, что войны в истории всегда были локомотивами технического прогресса. Даже современный Интернет — это прямое следствие развития военных технологий (сеть между компьютерами предполагала возможность уничтожения командного центра в условиях ядерной войны и обеспечивала работу всей сети децентрализовано). Война, как ни странно, также приводит к взаимному обогащению культур. Например, крестоносцы в ходе войны с арабами вдруг заинтересовались, как у них развита соколиная охота: и — о, чудо! — вместо того, чтобы зашивать веки соколу как у европейцев, мавры просто надевали специальные колпачки, которые закрывали глаза соколу. Именно это произвело на христиан огромное впечатление. Но были и другие, более прагматические примеры взаимодействия культур: крестоносцы научились у арабов простому средству гигиены — кипятить воду, и так перестали болеть и умирать от холеры; арабы научили христиан обрабатывать раны спиртом, что резко повысило выживаемость раненых.

К слову, в древности все войны, как захватнические, так и оборонительные, считались справедливыми. Платон, например, называл войну естественным состоянием народов. Война особым образом героизировалась: «Почести — героям, презрение – трусам». Войны были оправданы не людьми, а богами и небом. В иудаизме господствовал принцип талиона — «око за око, зуб за зуб». Но немногим позже ранние христиане встали на другую позицию, у них господствовал принцип смирения, прощения, ненасилия. Постепенно христиане стали рассматривать принцип соотношения зла: небольшое зло (в виде насилия) оправдано для предотвращения большого зла. Августин Аврелий в IV веке пишет, что моральный долг каждого человека защищать «невинного от злодея», в том числе и вооруженными средствами. В XI-XII веках в христианской традиции крестовые походы были морально оправданы: они ведь представлялись как защита Святой земли от неверных. В XIII веке Фома Аквинский говорит, что если император идолопоклонник, то справедливо и оправдано его свержение, то есть насилие. В исламе также священная война оправдана, но не оправдана война вообще. «Джихад» (что дословно означает «усердие») ведется не против неверных, а прежде всего против себя — против всего злого в самом человеке. И только некоторые секты в исламе, ваххабиты и моджахеды, призывают к войне против всех неверных, а традиционный ислам считает войну оправданной только тогда, когда другие средства исчерпаны.

Абсолютное моральное отрицание войны началось с эпохи Просвещения и времен Иммануила Канта. Кант и Эразм Роттердамский считали, что война — это чистое безумие. Улаживать отношения между свободными суверенными государствами должно международное право, его основной принцип — федерализм свободных государств. Если какое-нибудь государство нарушает принципы свободы и равенства других государств, то подчиняет его к миру надгосударственное образование — международный союз, считал Кант. Именно так, начиная с XVIII века, стала постепенно формироваться концепция справедливых войн, принятая в современном мире.

А о том, по каким правилам ведется война, поговорим позже….

Поделиться